Wednesday, December 31, 2014

Здравствуй Новый Год!

Я решил забрать Ильку пораньше из детсада. Может успею бабушкам показать на их Новый Год. Выехал заранее, час в запасе. Думал еще заскочу в магазин, куплю к столу чего. На улицах уже было пусто. На тройке одиноко мигал желтый светофор. Снега нет. Но холодно, очень холодно. Ветер продувает прямо сквозь кожанную куртку. А тут этот.

Деда я заметил не сразу. Он сидел прислонившись спиной к фонарному столбу. Какой-то алкаш видимо. Длинный как жердь, сгорбленный, в задрипанном костюме деда мороза, он сидел вытянув свои ноги в латаных валенках и тупо глядел перед собой. Всклокоченная борода и грязные патлы из-под облезлой шапки. Я часто такое видел. Может городской сумасшедший, может просто напился мужик. Явно не в адеквате. Я остановил машину у обочины.

-- Hey, are you OK? Need any help?

Дед медленно повернул голову и посмотрел на меня. У него был серый, потухший взгляд, опухшее синее лицо. Губы были разбиты, кровь запеклась в углу рта.

(дальше 18+)



-- Нахуй иди... - выдохнул старик на чистом русском.

Понятно. Алкаш. Я достал телефон и набрал 911.

-- Hey, I have a drunk fella in here. He is sitting by the road, freezing his butt off. Can you please send someone to pick him up?

-- От бля, ну что за народ! - засуетился дед. -- Присел человек отдохнуть и тут же ментам названивать. Я что, террорист вам какой?!

Дед попробовал подняться и завалился на бок. Ноги его плохо держали.

-- Мил человек, - лежа на боку взмолился дед, - нельзя мне в ментовку опять. Бога ради прошу, повесь трубку, а? Я ж все равно уйду пока они едут. Ну не будь ты скотиной, а?

Я вздохнул и повесил трубку.

-- Нет, дед, я тебя тут замерзать брошу! Ты кони двинешь, а мне грех на душу.

Возиться с дедом не хотелось. Надо было в магазин. И сына забрать.

-- Ладно, давай подвезу. Новый год все-таки. Только в машине не блевать, ОК?
-- Куда ж ты меня подвезешь, совестливый ты мой?
-- У тебя дом есть? Адрес помнишь? Где живешь?
-- В Лапландии, бля!
-- Понятно. Могу до Ньювингтона, в ночлежку подкинуть. Идет?
-- Нахуй мне туда сдалось?
-- Так в тепле, дед, новый год на дворе. Супчику нальют, душ горячий примешь. Все лучше чем под забором мерзнуть. Не упирайся, а то мне в магаз надо.
-- Супчик-хуюпчик. Иди нахуй. Не поеду я в ночлежку. Да и бухой я, не примут меня туда.
-- Ладно, давай до макдачной довезу.
-- Да хуй с тобой, вези куда хочешь, все равно не отстанешь, придурок.

Я затащил деда в машину, пристегнул ремнем, включил печку.
-- Бля, палку забыл. Там за столбом валяется? Принеси,а?

Я достал палку. Палка оказалась штангой от шторы, плохо покрашенной в золотой цвет кисточкой. Облезлая вся и с деревянным наболдашником. Я запихнул палку в авто и сел за руль. Мы доехали до Панеры, я остановился у окна и попросил большую банку супа.
-- На, поешь. - я протанул деду пластиковую чашку и ложку. - с новым годом.
-- И тебя тоже. - глухо отозвался дед.

Дальше ехали молча.

-- Слушай, - прервал молчание дед, косясь на Илькино детское сиденье сзади, - а мож я сына твоего поздравлю, а?
-- Не, дед, домой я тебя не повезу. Ты прости, но я лучше сам. Денег если хочешь дам, но я тебя везу до макдачной и ссаживаю там. А дальше - твое дело. Без обид, ОК?
-- Не ссы, я не уголовник ни какой. Я детей люблю, они меня тоже... Ему понравится.
-- Нет, дед, не обсуждается.
-- Ты не понимаешь, -- дед перешел на сиплый шепот, -- я НАСТОЯЩИЙ.
-- Таа-а-а-к - протянул я.
-- Да я не больной, ты не думай. Я вот все про тебя знаю, мальчик Даня.
-- Дед, отвянь. Вот макдак впереди, избавь меня от своих шуток.
-- Не вершь?
-- Нет.
-- А хочешь докажу?
-- Нет. Приехали, вылезай, вот тебе двадцатка, купи бургер, алкогольный через улицу. Сигарет оставить?

Дед сидел и смотрел перед собой. Я заметил как по его щекам в бороду скатились две крупные слезы. Дед помолчал, потом покачал головой и монотонно завыл:
-- Что ж вы все такие суки бессердечные, а? Неужели не понятно - загнусь я. Вот когда маленькие вы были, под елку лазали, ждали, стишки учили. Потом выросли. Ну хуй с вами, всегда так было. Но детям-то вашим тоже уже похуй. Вы им даже не рассказываете. Если в меня не верит ни кто - я ж просто исчезну, растворюсь я в воздухе без следа! Ладно не нужен вам дед мороз, и новый год просто один из выходных. Но меня-то пожалейте, падлы. Ради той радости, что была в детстве, ради хоть милосердия простого человеческого. Я жить хочу, блять, неужели это не понятно? Вы ж меня суки убиваете!
-- Дед, -- оборвал его я, -- кончай. Я тронут твоей историей, но у Терри Прачетта лучше получилось. Вылезай. Мне сына забирать уже.

Дед глубоко и печально вздохнул, шумно вытер нос.

-- Не веришь. И ты не веришь, и ни кто не верит... Ни. Кто. В. Меня. Не. Верит.
-- Дед, слушай, я в тебя верю. Но не в эту ахинею, а в то, что ты можешь собраться с духом, привести себя в порядок, встать на рельсы и стать нормальным человеком. Это все могут. Может даже работу найдешь. Тебе помощь нужна, а не сострадание. К счастью ты в правильной стране, тут половина народа в социальных сервисах работает. Кончай себя жалеть и возьмись за ум. Вот в это я верю.
-- Дань, ну попроси у меня хоть что-то на новый год, а? Неужели тебе ничего не нужно?
-- Дед, вот я у тебя прошу - отправляйся в начлежку, возмись за голову. ОК?
-- Ну давай, попробуй. Я ведь почти все могу. Поверишь - и сбудется. Ну порадуй сумасшедшего старика, а? И я отвяну уже, а ты по своим делам поедешь. Ну что стоит тебе?!

Время тикало, надо было избавиться от этого старого сумасшедшего. Я поглядел на небо. Весь день снега не было. А тут наползли тяжелые свинцовые тучи.
-- Сделай чтобы снег пошел.
-- И все?
-- И все. Давай. Я в тебя верю.
-- Так он и так пойдет вот-вот.
-- Ну тем проще. Действуй, дедушка мороз.
-- Ладно...

Дед вылез, встал впереди машины и картинно стукнул посохом в землю. Ни фига не случилось. Я закурил. Не опоздать бы. Прошло секунд тридцать и на стекло упала одна снежинка и тут же превратилась в каплю. Потом вторая. Потом еще и еще. Снег пошел. Чем дальше, тем больше, и вот уже он валит крупными хлопьями. Налетел сильный ветер, началась метель, белые мухи снега завивались вихрем вокруг деда, липли на стекло, дома, деревья. Сверху грохнул гром, сразу сильно потемнело... Я вылез из машины. Дед, распрямился, казалось стал на голову выше и шире в плечах. Облепленная снегом шапка и кафтан, были словно в серебряной оторочке, даже старая палка от шторы покрылась инием. Дед улабылся, глаз его озорно сверкал, а щеки налились румянцем.

-- Странный ты мужик, мальчик Даня. -- сквозь метель крикнул мне дед, -- ты ведь мог бы что угодно попросить - и чтобы жена вернулась, и чтобы работу новую найти, и денег с долгами расчитаться, да хоть чего бы... А ты, балда, снега из тучи зимой попросил! Но спасибо и на этом. И знаешь, я бы тебе второй шанс дал, да ты ведь до сих пор сомневаешься, думаешь что я тут не при чем. Правиильно ваш Христос сказал - будь у вас вера хоть с горчичное зерно, вы бы горы могли двигать!

И тут меня пробило. Я заорал ему:

-- Вот что ты за говнюк, дедушка мороз! Я тебя мудака старого подобрал, ментам не сдал, до жральни довез, а ты урод мне в душу насрать решил на последок?! Чего ты можешь, кроме как издеваться? Догадался, урод, что да, еду забирать сына из детсада, и без кольца - значит ушла жена, карточки перебирал, думал с какой платить - значит в долгах. Психоаналитик херов. И теперь думаешь что я сейчас запрыгаю "чудо! чудо!"? Ты долбаный шарлатан, дед, и бессовестная скотина. Это не смешно ни хера! Тебе стыдно должно быть!

Снег кончился так же как начался. Дед смотрел на меня в упор.
-- Ты, Дань, поверь. Хоть во что-то поверь. До следующего года. Там свидимся может.

Развернулся и ушел в темноту, стуча своей деревянной палкой от шторы. А мальчику Дане стало стыдно.


No comments:

Post a Comment