Wednesday, March 31, 2010

Про Ивана Петровича

Навеяно этим:
http://dirty.ru/comments/271140

Иван Петрович был рожден и вырос в рабочем квартале. Он бый "ровный". Он не состоял, привлекался, был как все "на раене", имел приводы но так и не сделал ходки. Однажды он сел на автобус не в ту сторону и оказался возле большого офисного строения.

Иван Петрович попытался спросить у прохожих где ему найти автобус обратного маршрута, одолжить сигарету и приобрести жареных подсолнечных семян. Прохожие стали хвататься за телефоны и делать резкие движения. Потом, убедившись в своем численном превосходстве, они стали собираться вокруг Ивана Петровича. Пространство постепенно сжималось. Иван Петрович начал подозревать конфликт субкультур. Иван Петрович решил обратиться к дипломатии и выразить свое стремление перейти к конструктивному диалогу:
-- Слы-ы-ы-ышь?..
В толпе возмущенно зашипели. Иван Петрович понял что чужеродная субкультура вероятно воспринимает его враждебно, и поспешил выразить свое недоумение относительно такого нелепого непонимания сторон:
-- Чооо-о-о-о?
Толпа сомкнулась теснее, некоторые выставили вперед зонтики. Ивану Петровичу внезапно открылась вся глубина нависшей над ним опасности. Он предпринял последнюю попытку успокоить окружающих:
-- Эта... не ссы, да?
Кто-то из задних рядов (видимо лидер) выкрикнул что-то вроде "каков наглец!" и толпа стала напирать. Иван Петрович уцепился за последнюю возможность избежать кровопролития воззвав к общепринятым авторитетам:
-- Да вы Коляна с пятнадцатого-то знаете?!
Они не знали Коляна с пятнадцатого. Иван Петрович запаниковал:
-- Чо, у мя мабила-то есть, звонить надо чо-ли?!...
Все было напрасно, даже средства мобильной связи атаковавших не интересовали. Иван Петрович изготовился принимать бой.

Он отступал медленно, стараясь прижаться спиной к стене и ограничить маневры нападающих. Кто-то уже вызвал милицию. Представители власти были тоже из местных - крепкие, подтянутые, с волевой осанкой и даже в форме. Дело было совсем плохо. И вот в этот момент за спиной раздался знакомы голос:
-- Ванек, лошара, ты чоль?
Он обернулся. То была Светлана Никифоровна, давняя знакомая Ивана Петровича. Несколько лет она заключила выгодный межсоциальный брак по коммерческим соображениям, и вынуждена была переехать со своим супругом в аппартаменты его родителей в другой части города. Затеплилась надежда, радости Ивана Петровича не было предела:
-- Чозанах, йобта!
Светлана Никифоровна втащила Ивана Петровича в магазин где она работала специалистом по клинингу мерчандайз-эксибишена. Ее речь уже странным образом исказилась:
-- Вань, ты сдурел?
Иван Петрович честно признался что более не сохраняет контроль над ситуацией и готов принять любую помощь:
-- А я чо, я ниче!..
Светлана Никифоровна поняла, что ситуацию прийдется брать в свои руки:
-- Вань, с этими так не канает, они с ровными бычат нереальна. Учись, лошара!
Она распахнула дверь и шагнула на крыльцо:
-- Дамы и господа! Я прошу прощения за этот инцидент! Иван Петрович безмерно сожалеет о доставленных неудобствах и будет крайне признателен если его проводят к остановке общественного автобуса номер 68.
Толпа подалась назад, зонты опустились, послышался одобрительный гул. Светлана Никифоровна поспешила использовать сложившееся преимущество:
-- Я вам сердечно благодарна за понимание! Приятного дня вам всем.
Светлана Никифоровна захлопнула дверь и перевела дух. Иван Петрович беспомощно опустился в стоявшее рядом кресло. Внезапно он понял, что ни когда не сможет быть с этими людьми на одной волне, что их субкультуры диаметрально противоположны, а социальные противоположности едва ли не разделяют их на два биологических вида. Он осознал, как Светлане Некифоровне тяжела была адаптация к чуждой для нее среде. И он был безмерно признателен, что она пришла на помощь. Как жаль, что за все то время, пока они были вместе, он так и не смог найти правильные слова чтобы сказать все это. Что ж, лучше поздно, чем никогда:
-- Светк, ну ты йобта ващее, бля.

No comments:

Post a Comment